Vigele

Миля Борисовна Рубина (дев. Тандетник). Отец Борис (Бэйрл ибр Мехл), мама Анна (Нахомэ), мачеха: Катя. По маме: дед Эзре и бабушка Рэйзи (Роза). Родители отца родом из Каменца-Подольского, но в 1933 уже жили в Москве. По отцу: дед Мехл, купец первой гильдии.
Родилась в 1930 г. в Украине, местечко Ланцкорун (Lanckoroń, сегодня Зарiчанка), в семье раввина (раввин – мамин отец). Отец работал на мельнице. В 1933 году переехали в Москву.

Миля Борисовна Рубина

MB-STE-015F.mp3

Clean

Fragments Editor

00:00:00—00:05:03 Автобиография. Бабушки-дедушки, родители, кто чем занимался.

фрагмент 00:05:03—00:11:39 END

В 1934 родился брат – в феврале, прямо на улице. В 1938 году мать умерла. Где-то через год отец женился во второй раз, и в 1941 родилась сестра. Семья осталась в Перово, в эвакуацию не поехала. В октябре отец ушел на войну. Жизнь детей без родителей в прифронтовой Москве: начало. Зажигательная бомба, попавшая в дом; как жители своими силами чинили дом. Интернациональный дом, помогали семьи – русские, татарские, но не еврейская.


Миля Борисовна Рубина

MB-STE-016F.mp3

Clean

Fragments Editor


фрагмент 00:00:00—00:07:18

Жизнь детей без родителей в прифронтовой Москве – продолжение. История с найденными на ж/д и проданными на рынке конфетами. Найденная на платформе соль, охранник, ночь в дежурке. Управдомша тётя Клава. Попытка определить младшего брата, Мишку, в детский дом в Москве, потом в Ташкенте. Железнодорожное училище при вагоноремонтном заводе.

00:07:18—00:08:56 Верстак, тиски, пиление: «а барг ариф, а барг аруп» («вверх-вниз»)

фрагмент 00:08:56—00:16:16

Поиск места для брата. Проводница тетя Васёна предлагает поехать в санитарном поезде до Ташкента. Детприёмник на Даниловской площади. Детская карточка. Первая, неудачная попытка подать бумажку. Мишка попадает в детприёмник, но потом после бомбёжки поезда возвращается обратно. Мама подруги работала в столовке: вкусный суп с пережаренным свиным салом. Мишка уезжает с санитарным поездом к тёте Полине Михайловне (папиной сестре) в Ташкент.

фрагмент 00:16:16—00:20:07

1943 – извещение о гибели отца на Дороге Жизни. Мишка приезжает в Ташкент к тёте, а та отдаёт его в детский дом, который переезжает в Днепропетровск. Семья дяди (папиного брата) – вдова дяди и три дочки – возвращается из эвакуации в Днепропетровск, берет Мишку из детдома к себе, но отношения не складываются, и мальчик возвращается в детдом и остается там до 1951 года.

00:20:07—00:23:41 В 1951 году Миля вышла замуж. Работа на фабрике учебных наглядных пособий. Возвращение дяди (с фронта) и тёти (из Ташкента). Дядины места работы.
00:23:41—00:28:46 История знакомства с будущим мужем. «Миля, иди домой, тебя там ждёт жених». Володя. Знакомая сваха – а шодхнте – тётя Роза.
00:28:46—00:29:12 Как сваха говорила про бублики, очень по-еврейски: «Такие бублики – нор редн кенен нит» («разве что не говорят!», дословно «только говорить не могут»)

фрагмент 00:29:12—00:34:10

Еврейское сватовство в послевоенной Москве: «у меня уже есть жених для вашей племянницы». Киноклуб в таможне, заграничные фильмы. Пошли с «женихом» в кино на «Сети шпионажа». Жених, найденный свахой, оказался тем самым Володей. В сентябре познакомились, в феврале поженились.

00:34:19—00:36:22 Кто в доме говорил и пел на идише. Отношения между мачехой и тётей. Все песни выучила в Москве.

фрагмент 00:36:22—00:37:49

Папа научил Милю песенке, вроде как про неё саму:
Milyen iz a kleyne, sheyn iz ir punim,
a khusn vet zi nemen fin groyse rabunim.
Beyrl der mekhitn, gezint zol er zan,
er zol kenen nemen a kelchikl mit van.

00:37:49—00:38:01 Приехав сюда в 1933, я могла говорить только по-еврейски и по-украински, по-русски не могла.
00:38:48—00:39:38 Сначала русский пересказ песни «Yikhes» (она же «Vos bistu ketsele baroyges»), потом сама песня:
00:39:38—00:40:30 песня «Yikhes» (с комментарием «в промежутке подхлапывали») – только первый куплет.
00:40:30—00:40:55 отрывок «Sheyn in fayn»:
Nisht keyn gelt in nisht keyn punim,
nisht keyn sheyne makhetunim –
mome khosene gehat!
Of a boydem ligt a zhobe,
in der zeyde kisht di bobe,
punim – покажи лицо!
00:40:55—00:41:56 Vi bisti geveyn (один куплет), это пела тётя.

фрагмент 00:42:00—00:43:30
/part/MB-STE-016F/00.42.00-00.43.30

Поёт свою версию песни «Der mantl» (смесь двух разных песен про портного – «Der mantl» и «Bin ikh mir a shnayderl, keyn nodl haltn ken ikh nit in hant» соединяет два фольклорных мотива: «портной-неудачник» и «старое пальто» (пальто в разных вариантах перешивают в курточку, жилетку, шапку, карман — до пуговицы, заплаты и до вообще «ничего»). Такой вариант «сплава» двух песен нашелся в репертуаре Сары Фибих.
Bin ikh mir a shnayder, a gonts….
ney ikh zikh a montl… fin olt gemakht…
chiri-biri, chiri-biri, chiri-biri bom
akh ken ikh shoyn nito dos nudl in der hant
chiri-biri, biri-biri, biri-biri bom
in a mul hob ikh zikh batrakht
in fin a montl – a zhilyetke gemakht
hob nit keyn faribl
ousn fin dem ribl
chiri-biri biri-biri bim-bom-bom

фрагмент 00:43:45—00:46:00
/part/MB-STE-016F/00.43.45-00.46.00

Sheyn, in fayn, in klig mit ole moles
hot zikh mir der shidekh forgeshtelt
гражданский брак hob ikh mit im genemen,
tsen chervontses nodn-gelt!

Nisht keyn gelt in nisht keyn punim,
nisht keyn sheyne makhetunim –
mome khosene gehat!

Sheyn, in fayn, in klig, mit ole moles,
hot zikh mir der shidekh forgeshtelt,
гражданский брак hob ikh mit im genemen,
tsen chervontses nodn-gelt!

Ikh hob gelt, ikh hob a punim,
Ikh hob sheyne makhetunim –
mome khosene gehat!
Of a boydem ligt a zhobe,
in der zeyde kisht di bobe,
punim – покажи лицо!
В ресторане мы сидели,
угадайте, что мы ели,
punim – покажи лицо!

(свадебная песня)
Пела тётя и её родня из Каменца-Подольского.

00:46:00—00:46:34 Я сожалею, что у тёти не расспросила о маме. Тогда сейхл не доходил…
(сейхл = мозги, рассудок (идиш)

фрагмент 00:46:34—00:47:12

Присказки:
«Офн бойдем из а ярыд» (На чердаке – ярмарка)
(Смысл – это как «ехала деревня мимо мужика, вдруг из-под собаки лают ворота»,
Образец некогда популярного жанра народного творчества, который часто называли «афн бойдэм а ярид» («ярмарка на чердаке»), из коллекции Е.С.Райзе, опубликованной В.Дымшицем («Еврейские народные сказки», С-Пб.: Симпозиум, 2000, с.170): http://ru-judaica.livejournal.com/339022.html
«А мушл капушл» (Подумаешь, какое дело!)
(мушл = мошл, т.е. пример, история. как бы «история-шмистория»)

00:47:23—00:50:12 У Мили на свадьбе была хупа (хыпа), но всё было в секрете, только для своих, т.к. Володя был членом партии. Рассказ о свадьбе.
00:50:12—00:51:20 Жилье, которое купили молодым Милины тётя и дядя.
00:51:20—00:56:16 Дядя обучал собак бросаться под танк. Рассказ про собаку Дика и следующих двух собак. Дети Борис и Марк.
00:56:34—00:57:39 Ещё про свадьбу Мили. Был просто один скрипач, играл фрейлехс и какие-то две грустные песенки. Музыка и танцы на хупе.
00:57:39—00:58:22 Шпилт оф а тиделе??? (идиома)
00:58:34—00:59:09 Обрезание детям не делали – муж не хотел, хотя сам был обрезан, несмотря на то, что его собственный отец был старый коммунист ещё в Каменце, из отряда Котовского.
00:59:40—01:00:57 Подготовка к свадьбе, блюда праздничного стола.
01:00:57—01:02:27 Новый Год: дядины друзья были очень музыкальные, пели и русские песни – «Катюшу», «Огонек»
01:02:27—01:02:57 – Пели-пели и заканчивали так: «Ну, офн йенем юр золн мир зан ин Эрец-Исруль» («на будущий год, чтоб были в Израиле»), это говорили все как говорят «Живи до 120»
01:02:57—01:03:09 Анекдот про «Живи до 119».
01:03:09—01:04:22 На Пейсах пели то же самое, что и обычно, других песен не было

фрагмент 01:05:04—01:06:33
/part/MB-STE-016F/01.05.04-01.06.33

Бин их мир а шнайдер
Bin ikh mir a shnayder, an oltenyu
chiri-biri, chiri-biri, chiri-biri bom
ney ikh zikh a montl fin olts gemakht???
chiri-biri, chiri-biri, chiri-biri bom
in a mul hob ikh zikh batrakht
in fin a montl – a zhilyetke gemakht
hob nit keyn faribl
ousn fin dem ribl
chiri-biri chiri-biri bim-bom-bom

01:06:33—01:07:27 Vi bisti geveyn
01:07:27—01:09:40 Sheyn un fayn (Гражданский брак)
01:09:40—01:10:19 «Yikhes»
01:10:19—01:10:58 «Некрасивая прибауточка»: (к «шейн ун файн») – «Офцилохес киш мир ин тохес, ай-яй-яй-яй-ай-яй-яй-яй, моме хосене геhат» (Назло поцелуй меня в зад)
01:13:08—01:15:38 «Sheyn in fayn» еще раз с начала до конца
01:15:38—01:17:25 END «Yikhes».


Миля Борисовна Рубина

MB-STE-017F.mp3

Clean

Fragments Editor


фрагмент 00:00:00—00:01:27
/part/MB-STE-017F/00.00.00-00.01.27

Песня: «Шат, шат, дер ребе гейт» (Ой из дус а ребеню)
имеет разные версии. По-видимому, она восходит к репертуару Аарона Лебедева (его дореволюционного, варшавского периода). В описаниях она фигурирует под названием «Oy iz dos a rebetsn» (авторство приписывается Адольфу Кингу и датируется 1920-ми гг.), реже встречается вариант названия: «Sha, sha, der rebe geyt» (есть, например, версия, исполняемая И. Перлманом). Судя по исполнению МБ, ее вариант имел театральное происхождение.
Родственная песня с частично пересекающимися словами «Ой из дос а ребецн» (Oy iz dos a rebbetzin),её текст есть например тут http://www.yiddisharttrio.com/uploads/1/6/2/8/16289752/yat_t[...])

00:01:40—00:02:17 Песня: Варничкес (только последний куплет)
00:02:17—00:03:19 Ещё раз песня «Шат, шат, дер ребе гейт»
00:03:19—00:04:30 END Вспоминает еще раз кусочки песни про портного («мит а нодл…») –
аз кен их шойн нито дус нудл ин ди hент…. итд.


Миля Борисовна Рубина

MB-STE-018F.mp3

Clean

Fragments Editor

00:00:00—00:00:49 END Пожелание: «Дос мозл зол гейн аф эйн шпон фриер ви ди» — чтоб удача шла на шаг впереди тебя.

 

Тэги:
Ланцкорун